Мариинское отделение СКП

Воскресенье, 19.11.2017, 13:08

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог файлов | Регистрация | Вход

Главная » Файлы » Лит-журнал " Северный ветер"

Продолжение 1 Анатолий Иванов.А там, как Бог даст…на всё его воля…
20.05.2013, 04:53

- Да уж, - согласился с ним Захар Степанович и, немного помолчав, глядя куда-то вдаль, продолжил, - я вот вспоминаю себя в детском возрасте. Хочу сравнить с нынешними мальчишками, и у меня ничего не выходит. По годам-то вроде и равны, а по знаниям – полное неравенство. Небо и земля.

- Что ты хочешь?  21 век, и дети реактивные.

- Конечно, - продолжал Захар, - в нашем детстве не то, что телевизоров, радио не в каждом доме было. А сейчас, компьютеры почти у всех, не говоря уже о ДиВиДи, плеерах и спутниковых тарелках.

- Насчёт смекалки и сообразительности они, действительно, нас перещеголяли по всем статьям, - подал голос пассажир, сидевший на заднем сиденье.

- Ты ведь, Егор, знаешь моего внука Даньку?

- А как же, Николо Фадеич, конечно, знаю, - кивнул головой Егор.

- Обстоятельства сложились так, что большую часть времени внук проводит у нас. Он и бабку-то мамой называет. Сами знаете, какая нынче молодёжь. Зять месяцами на вахте, в Тюмени был, дочь институт заканчивала, не до сына было, а сейчас – работа, карьера… Так что Данька постоянно с нами.

Он достал сигарету, легонько её размяв, прикурил, затем продолжил:

- Года три назад, внуку было три года, нам с бабкой нужно было срочно съездить по  делам в Ленинск, на сутки. Уговорили тёщу, ей в то время было лет 75, посидеть с Данилом. Жена показала, где лежат продукты, как обращаться с электропечью. Чтобы, говорит, скучно не было, смотрите телевизор или ДиВиДи, дисков много, выбирайте любой. Она отвечает ей, что ДиВиДи включать не умеет. А Данька встревает в разговор и говорит: "Ты, баба, не расстраивайся, я всё умею: и включать, и выключать". Ну мы и поехали со спокойной душой. На следующий день, по приезде, тёща нам закатила такой скандал, которого свет не видывал с момента своего создания. Оказывается, после нашего отъезда, они поужинали и сели смотреть телевизор, но программа оказалась видно не очень интересной, поэтому внук и предложил:

- Бабушка, сейчас я тебе хорошую фильму покажу. Я видел, куда Илюха свою кассету спрятал. Он сказал, что это крутое кино для крутых и продвинутых пацанов.

- А кто крутой-то? – спросила бабушка.

- Как кто? Илюха! - он посмотрел на неё придирчивым взглядом и добавил: - Ну, бабушка,  ты совсем дремучая, самого простого не знаешь.

Илюха – племянник жены, после армии приезжал в гости на неделю погостить. Из кухни Данилка принёс табурет, поставил на него свой маленький стульчик и, лихо взобравшись на эту конструкцию, начал шарить в шкафу. Недолго  пошарив, он достал кассету и передал её бабушке. На подкассетнике  была изображена размалёванная белокурая дама с большими сиськами.

- Абу-у –у,  - качая головой,  протянула тёща. На шорском  языке это означало крайнюю степень удивления. Она была представителем малой  шорской народности, проживающей на юге Кузбасса. Внук вставил кассету в видеомагнитофон, замелькали первые кадры.

- Что-то я совсем плохо стала видеть.  Данилка, ты не знаешь где дедовы очки?

Внук принёс ей мои старые очки. Подолом юбки она протёрла стёкла и водрузила их на нос.

- Вот,  хорошо видать.

Минуты  две-три она молча и внимательно смотрела в телевизор. Затем сняла их, ещё раз тщательно протёрла, заодно протёрла и глаза. Одела очки.

- Не пойму, не то мерещится, не то в глазах рябит, что они там делают? Что это за фильма такая?

- Ты что, баб, правда не понимаешь  или дуркуешь?

- Не понимаю, - с раздражительностью ответила она.

- Ну ты, бабка, даёшь, ты вообще, наверное, самая тёмная и дремучая. Что здесь непонятного. Видишь, трахаются.

- Что значит трахаются?

- Ну,  дитёнков делают. Неужели непонятно?

- Кто тебе об этом сказал?

- Как кто? Илюха. Вот только интересно: меня также делали или правда в капусте нашли? 

- А ну быстро вытаскивай свою паршивую кассету, - тоном, не терпящим возражений и не предвещающим ничего хорошего, брызгая слюной через оставшиеся три зуба, прошепелявила бабка.

Данилка мигом вытащил кассету из видика, вставил в подкассетник и подал ей. Скверно ругаясь, чередуя русские и шорские слова, она прошла на кухню, открыла печную дверцу и со злостью пульнула её на пышущие жаром угли.

- Вот вам, любуйтесь.

- Ты что, баб, Илюха же будет ругаться.

- А Илюха такой взбучки получит, что до самой свадьбы не забудет. Не посмотрю, что армию отслужил. Это же надо подумать, кого они из тебя воспитывают, сексуального маньяка?

- А кто такой маньяк: летчик или разведчик?

- Всё, разведчик, выключай телевизор и спать.

Внук, не препираясь, выключил телевизор, разделся и улёгся на нашу кровать. Выключив свет,  бабушка легла рядом.

- Включи свет, ничего не видать, - истошно заорал Данилка.

- Ты чего кричишь, как ненапоенный бычок? Кого тебе видеть надо, вот она я, рядом, боишься кого, что ли?

- Ещё чего, никого я не боюсь.

- Тогда закрывай глаза, поворачивайся на бочок и спи.

Внук демонстративно отвернулся от бабки и закрыл глаза.

- Странные эти взрослые, - размышлял он, - почему так?  Илюха  молодой – ему нравится это кино, бабка старая – ей не нравится. Вон, как разозлилась, аж кассету в печь бросила. С этими мыслями он и заснул.

Выкинув давно потухший окурок в форточку, Николай  Фадеевич продолжил: 

- Как вам всем известно, до распада Союза у нас секса в стране вообще не было, а детей мы находили в капусте, в картошке или покупали в специальном магазине. Так как денег не у всех хватало, многие ребятишки подолгу ждали, когда их мамочка с папочкой накопят на братика или сестрёнку. С появлением видиков в свободной продаже к нам хлынул неиссякаемый поток порнографических фильмов с гнусавым переводом и без оного. Вот и та кассета была одной из той серии. Это был фильм не с элементами легкой эротики, а грязной, как в то время называли «чёрной порнухой».

- Короче, твой внук по своей детской наивности решил просветить бабку в сексуальном плане, а она вместо ожидаемой благодарности приняла это за оскорбление, - улыбаясь, подытожил Егор.

Все дружно рассмеялись.

- Тёща у меня - человек старой закваски, старых устоев, не подлежащих переоценки и реставрации. По её твёрдому убеждению, коль парень с девушкой прошлись, взявшись за руки, да ненароком поцеловались, то этот парень, как порядочный человек, просто обязан на ней жениться.

- Да… - протянул Егор, - после просмотра этой кассеты у нее,  наверное, произошло помутнение сознания.

- Хорошо, что видик с телевизором не выбросила, ограничилась  одной кассетой, а по её характеру, вполне могло быть и так, за ней бы не заржавело, - заключил Николай.

Надрывно урча от перегруза, навстречу проследовали два КАМАЗа с прицепами, доверху гружённые лесом – кругляком.

- Слушай, Фадеич, а когда твой внук в школу-то пойдёт? – спросил Егор.

- В этом году.

- Поди,  и читать уже умеет?

- Читать… он газету свободно читает, но это отдельная история….В пять лет, он пристал к своим родителям с просьбой срочно купить ему компьютер.

- Это ещё зачем? У тебя же есть приставка «SEGA», чем стала плоха? – спросила Катерина, моя дочь.

- Она мне не интересна, я уже все игры переиграл на пять рядов, мне нужен компьютер. У всех нормальных пацанов должен быть компьютер.

- Это кто тебе сказал?

- Илюха.

- Дела-а… - многозначительно протянула она.

- Ну, хорошо, ты мне можешь объяснить, зачем он тебе нужен?

- Как зачем, чтобы получать информацию.

- Какую?

- Всякую разную, какая есть.

- И что ты будешь делать с этой информацией?

- Как что, думать.

- Обалдеть… - с удивлением протянула Катерина, но тут она вспомнила про основной и веский контраргумент.

- Послушай,  Данилка, сынок, с компьютером у тебя ничего не получится, ты просто не сможешь им пользоваться.

- Это почему?

- Ты не умеешь читать, - облегчённо выдохнула мать.

- А я научусь, - заверил он.

- Когда научишься, тогда и разговор будет другой. Хоть бы к школе научился читать, компьютерщик, - ход её мыслей прервал Данилка.

- Мам, а что нужно для того, чтобы научиться читать?

- Как что? Букварь.

- А где его взять?

- Иди к бабушке, она тебе найдёт, а дед читать научит, он в школе сторожем работал, педагогику хорошо знает.

На чердаке бабушка нашла старый, но ещё вполне пригодный, двенадцатилетней давности букварь младшего сына Василия. Данилка – парнишка шустрый, любознательный и целеустремлённый, с хорошей острой памятью, о таких говорят «на лету схватывает». Первую неделю он просто терроризировал нас с бабкой. Носился с букварём как с «писаной торбой», не выпускал его ни днём ни ночью. Только и сыпались от него вопросы:

- Как эта буква читается, как произносится, а как вот эта, а как этот слог, а как другой и т. д.?  Не прошло и месяца, как он начал довольно сносно читать по слогам, и что интересно, ведь его никто силой не заставлял, даже не напоминал, что нужно взять букварь да почитать. Ещё, наверное, с месяц у него ушло на освоение и развитие техники чтения, а уж после этого вопрос о покупке компьютера «встал ребром», давай, и всё тут. Пришлось Кате брать ссуду да покупать. Честно сказать, по её работе, он и самой ей был необходим, но его покупку она всё откладывала до лучших финансовых времён. Теперь  Данилка стал часами просиживать за компьютером. Только успевай, диски покупай, да не какие-нибудь  боевики-стрелялки, а научно-познавательные. В то время интернет до нас ещё не дошёл. А  на прошлой неделе он удивил и обескуражил меня своей просьбой. Приходит, значит, и говорит:

- Деда, научим меня сочинять стихи.     

- Здорово живёшь, с чего это ради такая идея пришла тебе в голову?

- Понимаешь, в детском саду наша воспитательница Аглая  Вакумовна заставляет нас учить стихи, которые сама же и сочиняет, а они мне не нравятся. Вот я и хочу написать свои…

- Вот оно что… Для того, чтобы сочинять стихи, нужно владеть рифмой.

- А что это такое?

Как мог, я ему объяснил, что такое рифма, как подбирать и рифмовать слова, складывая их в четверостишья. Он внимательно меня слушал и вникал.  Глаза его горели, как светлячки в ночи. Я чувствовал, что он меня понимает, но всё сказанное он перекладывает на свой, только ему понятный язык.

- Однако, настоящими поэтами, - продолжал я, - становятся только те, кого Боженька поцелует в темечко.

- А где оно находится?

Я показал на его голове, где находится темечко. Эта новость несколько озадачила внука, но он тут же нашёл выход.

- Слушай, дед, а что если ты поговоришь с ним, попросишь, скажешь, так  мол и так…?

- С кем поговоришь, кого попросишь? – не понял я.

- Ну, с Боженькой.

Такое простое решение вопроса меня и рассмешило и удивило.

- Твой внук, надо заметить, не лишён жилки делового подхода к решению безнадёжно-гиблого  вопроса, - переключая скорость, высказался Егор. - Скажу больше, это многого стоит, такого жизнь хрен сковырнет с дороги.

- Может оно и так, дай-то Бог, но я ему сказал следующее:

- Конечно, Данилка, если бы ты, не приведи Господи, лежал больной и немощный, то я бы днём и ночью молил Его, чтобы он тебе даровал здоровье и поставил тебя на ноги. Но ты, слава тебе, Господи, здоровый парень, можно сказать, мужик! Нынче в школу пойдёшь, и почему это я за тебя должен просить?

- Так ведь я не знаю, где Боженька живёт и как его просить.

- А я тебе расскажу и научу. Боженька живёт везде и во всём:  в тебе, во мне, в каждом человеке, в каждой букашке, в каждой козявке. На небе, в воде, в земле, в каждом дереве, в каждой травинке, в каждой былинке. Во всей окружающей нас природе. Это только невежды говорят, что природа делится на живую и неживую. Нет, она не делится. На самом деле она вся живая, только живёт по своим, другим, чем человек, законам, значение которых учёные ещё не распознали.

В тот вечер мы с ним долго беседовали. Показал ему, как нужно правильно креститься, выучили молитву «Отче наш» - благо у него память хорошая. Подарил маленькую иконку Иисуса  Христа и сказал, чтобы молитву читал утром и вечером, а после того, как три раза прочтёт, может  с ним побеседовать, рассказать о своих проблемах. После этого прошло дня три – четыре. Приходит он к нам и сразу с порога, сняв шапку, ко мне:

- Ну, дед, посмотри, - тыча пальцем в темечко, - видно там что, нет?

Я сначала не понял:

- Что там должно быть видно? Темечко, -  говорю, -  вижу, а что ещё?

- Как что, Боженька меня поцеловал или ещё нет? Странно, что же он тянет? Может ему моё темечко не нравится? Так ведь я все эти дни, каждый вечер в тазу голову с мылом мыл, а то, думаю,  Боженька ещё побрезгует, скажет: "Буду я твоё грязное темечко целовать…". Всё, оказывается, напрасно…

От удивления, как говорится, «у меня отпала челюсть», и я его слушал с открытым ртом. Мне и в голову не могло прийти, что мое выражение про Боженьку он поймёт в прямом смысле.

- Эх, Данька, Данька, какой же ты, право, наивный.

Я его обнял, крепко прижав к себе, поцеловал, ощутив физически свою родную кровинку. Этим признанием, он мне напомнил слабого, слепого и беспомощного котёнка, который упорно и настойчиво тычется в мягкое кошачье брюхо, чтобы с жадностью припасть к драгоценному, жизнь дающему соску.

- Видно пришло то время, - подумал я, - когда нужно навести порядок в его голове, всё разложить по полочкам, иначе за меня это сделают другие, но тогда и результат будет другим, непредсказуемым.

Напоив его чаем, мы прошли в зал, уселись в кресла и начали беседу:

- То, что ты три дня мыл голову с мылом, это хорошо. Чистота тела ещё никому не повредила, но вместе с этим нужно следить и за чистотой души.

А что такое душа? – заинтересованно спросил внук.

- Это твои мысли, чувства и эмоции. То, о чём ты думаешь, выражается в твоих  чувствах, а чувства, в свою очередь, пишут картинку на твоём лице. Если ты смеёшься или улыбаешься, значит у тебя добрые чувства и мысли у тебя хорошие, благие, а не злые. Значит, и поступки твои будут добрые, а не подлые.

- По-ня-я-я-т-но!!! - протянул Данька. - А как же быть с чистотой души, неужели и душу можно помыть или постирать?

- Про стирку верно подметил, ход твоих мыслей правильный. Ты,  наверное, обращал внимание, что через определённое время, примерно раз в неделю, и твоя мать, и твоя бабушка включают стиральную машину и устраивают стирку. Грязное бельё становится опять чистым и свежим. Теперь обратимся к природе, в которой процесс очищения заложен изначально. Весной и летом природа неустанно трудится. Осенью она щедро дарит плоды своего труда  людям, животным, букашкам, козявкам, птицам и всему, что её окружает. Часть семян попадает в землю, чтобы на следующий год возродиться молодой и сочной порослью. Зимой она отдыхает, набирается сил, а весной просыпается, вновь умывается, очищается, и всё начинается сначала. Человек неотделим от природы. Он является её составной частью, как и наоборот. Говорят, что душа младенца имеет жёлто-золотистый оттенок, потому как она чиста и непорочна. Что касается души взрослого, простого человека, то она не может быть чистой и светлой. Вольно или невольно, но каждый человек грешит. Каждый грех откладывает на душе свой тёмный отпечаток. Почему и говорят, что у злых людей душа чёрная. Ты,   наверное,  понял, что грешат люди с нехорошими  чёрными мыслями и подлыми делами.

- По-ня-я -т-но!!! - вновь протянул Данилка.

- Для того чтобы очистить свою душу, верующие люди ходят в церковь, где проходят таинства исповеди - покаяния батюшке и Богу в своих грехах - и причащения. Всё это делается не для того, чтобы Господь простил им их грехи, а для того, чтобы в дальнейшем их не повторять. Вот так, внучок, очищают душу. Душа – это то, что нельзя ни увидеть, ни потрогать, ни пощупать, её можно только ощутить или почувствовать.

- Ясно, - сказал Данька.

- Пойдём дальше… ты вот сетуешь на то, что уже три дня молишься, голову с мылом моешь, а Боженька всё не дарует тебе таланта сочинять стихи, всё оттягивает со своим поцелуем.

- А то… что ему жалко, что ль? – подарил бы, да и делов-то, - резонно  парировал внук.

- Для человека Боженьке ничего не жаль, но здесь дело в другом.

- В чём же?

- Понимаешь, Данилка, талант имеет огромную силу, такую мощную, что я даже затрудняюсь с чем-либо её сравнить. При определённых условиях эта сила способна перевернуть мир. Она может вывести цивилизацию на новый, более высокий уровень развития, либо уничтожить её вовсе. Главное, в какие руки попадёт этот талант и куда будет направлен. На благо человека или на его погибель. Во имя добра или во имя зла. Вот в чём вопрос. 

Затаив дыхание, Данька внимательно меня слушал…

- В конце первой половины прошлого века по окончании Великой Отечественной войны, в которой погибли миллионы людей, кстати, мой отец и твой прадед,  Фадей  Еремеевич, тоже воевал за то, чтобы мы с тобой сейчас жили, Господь открыл людям тайну нового вида энергии, тайну атома. Но случилось так, что эта тайна оказалась в руках жадных, амбициозных  и  тщеславных людей – негодяев, которые использовали эту тайну для изготовления атомных бомб. В результате чего, два мирных японских города  Хиросима и Нагасаки были стёрты с лица земли ядерными взрывами этих бомб. Погибли тысячи и тысячи мирных, ни в чём не повинных жителей, а оставшиеся в живых были обречены на болезни и смерть от полученного облучения. С того времени прошло шесть с лишним десятилетий, выросло несколько поколений новых людей, но последствия тех взрывов  сказываются и сегодня, передаваясь по наследству. Поэтому не следует серчать на Боженьку, что он не дарует тебе таланта. Нужно верить, молиться, надеяться, ждать. А главное, всё это делать с любовью. Потому как любовь – всему голова. Сейчас беги на улицу, гуляй. Пускай всё услышанное утрясётся да разложится по полочкам в твоей голове. А там, как Бог даст. На всё его воля…Да, не забывай молитву читать.

- Ладно, пока деда…, - и быстро одевшись, внук выбежал на улицу.

- Про любовь это ты правильно сказал, - поправляя  седушку,  проговорил Егор, - только я предпочитаю любовь естественную.

Из-за поворота показалась деревня.

- Вся любовь должна быть естественной, и плотская тоже. А твоё предпочтение, это по молодости, с годами пройдёт.

- Да… вот если б у меня был такой дед, я б, наверное, сидел сейчас в начальниках, а не крутил баранку.

- Зря ты так, Егор, всю песню испортил. Твой дед был хорошим человеком, все его уважали, только жаль, пожил мало, здоровье-то война отняла. Опять же ради нас с тобой.

Егор молчал, уши его покраснели, видно понял, что сказал глупость.

- Останови-ка  возле этого проулка.

УАЗик  заскрипел тормозами. Николай Фадеевич поблагодарил Егора, попрощался и, выйдя из машины, направился натоптанной тропинкой к своему дому, в котором с нетерпением, выглядывая в подёрнутое сумерками  окошко, ожидал его возвращения внук Данька.                            

Категория: Лит-журнал " Северный ветер" | Добавил: Искандер
Просмотров: 207 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Меню сайта


Выбрать язык / Select language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Korean
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish



Вход на сайт

Поиск

------------------------------------------------------

Пожертвования для развития
наших проектов

Вебмани
R196560876260
Z414468660579

Яндекс-деньги
410013775752608

------------------------------------------------------

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 12


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт рекомендованный для просмотра:

Игорь Дергоусов. 

Рожден я был на берегах Азова